Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Книгочей-1

Жиль Делез о роли Бога в живописи эпохи барокко

Делез о роли Бога в живописи эпохи Барокко
Делез указывает, что вся живопись XVII века проникнута образами Бога, так же, как философия того времени все время говорит о Боге (границы между философией и теологией весьма размыты)
Возможно, это было принуждение, художники приноравливались к требованиям Церкви
Но, Делез выдвигает другую гипотезу
И далее пишет:

«Нельзя ли придумать другую гипотезу, а именно что живопись в ту эпоху имела тем больше необходимости в Боге, что божественное – отнюдь не будучи принуждением для живописца – является местом его максимальной эмансипации? Иными словами, с Богом он может сделать что угодно, он может сделать то, чего не мог сделать с людьми, с тварными созданиями. И в самом деле, Бог непосредственно инвестирован живописью, своего рода потоком живописи, и на этом уровне живопись находит присущую ей особую свободу, какую она никогда не нашла бы иным способом… Способ, каким живопись инвестирует божественное, есть способ, не содержащий в себе ничего, кроме живописного, и живопись здесь не находит ничего иного, кроме условий своей радикальной эмансипации»

«Верно, что принуждения Церкви распространяются на живописца, но существует преобразование принуждений в средства творения. Художники используют Бога, чтобы добиться освобождения форм, чтобы довести формы до точки, где они уже не имеют ничего общего с иллюстрациями. Формы бушуют. Они бросаются в своего рода Шаббат, и это попросту танец: линии и цвет утрачивают всякую необходимость быть правдоподобными, быть точными и на что-то похожими. Под прикрытием этой видимости происходит великое освобождение линий и цвета: подчинение живописи требованиям христианства»

«Когда Бог есть, все позволено»
[Делез “Лекции о Спинозе”]
Делез считает, что с философией произошло то же самое и далее рассказывает об этом
Книгочей-1

Шкловский и Гуссерль: точки соприкосновения

Подумалось мне, что есть в "теории остранения" Шкловского что-то сопоставимое с определенными интенциями феноменологии Гуссерля  (прочь, прочь пугающее воспоминание о лысой башке Бондарчука в роли Шполянского в недавнем сериале о Белой гвардии).

 Следует заметить, что не стоит путать "остранение" со словом "отстранине".
О-странение – от слова "странный", в то время как "от-странение" предполагает удаление, связано с лексемой "отсторанивать", то есть отводить в сторону или что-то подобное.
 
И хотя Шкловский склонен был жаловаться, и вполне обоснованно жаловаться, что "остранение" пишут и понимают как "отстранение", тем не менее, в одной из своих книг он в сносках замечает:
  • "У меня много созданий – законных и незаконных; удивительно, живут те и другие; слова «отстраненный» и «остраненный» – оба написания логичны" [Шкловский _ Энергия заблуждения. Книга о сюжете.]
 
Вполне возможно, что Шкловский просто сдался под напором плодотворных заблуждений, неправильного написания и неточного понимания этого, когда-то введенного им, понятия, но воспользуемся слабостью талантливого филолога и будем считать, что в "остранение" можно вкладывать как смыл "делать странным", так и смысл "отдалять", "отодвигать".
 
Опять же, существуют какие-то смысловые пересечения у "о-странение" и "от-странения", по крайней мере, там и там предполагается наличие какой-то дистанции между субъектом и предметом его размышлений, о котором он говорит как о странном или отстраненном.
 
Вообще, есть какая-то синтагматическая связанность в трех разнокоренных, но созвучных словах: остранение – отстранение – устроение, но это уже другая тема.
 
Тут еще проблема: несмотря не обилие примеров, особенно из Толстого, Шкловский как-то до печали скуп на описания, что такое "остранение". Не балует он читателя развернутыми определениями. Тем не менее, посмотрим на то, что есть, местами используя одну и ту же цитату в нескольких местах для подтверждения различных тезисов.
 
Однако, в чем сходство с Гуссерлем?


Collapse )