Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Книгочей-1

(no subject)

В продолжение темы, упомянутой в предыдущей записи – об отношении ко времени в традиционном обществе и в период Модерна

“Бытие в настоящем”, столь свойственное традиционным представлениям о распределении жизненных ресурсов между прошлым, настоящим и будущем, в эпоху Модерна стало достоянием романтической традиции, и разрослось в рамках романтической традиции – растратить себя в настоящем, не думая о будущем, забыв страх, осторожность, расчетливость в отношении будущего – все это перешло в массовую романтическую традицию в разных модусах и вариациях:
Например, популярная в СССР песня с припевом “есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь” из кинофильма “Земля Санникова”

С другой стороны, Модерн, в том числе и советский Модерн порицал сосредоточенность на настоящем, отказ от замыслов на будущее, в том числе и на уровне индивидуальных жизненных благ и проектов – вспомним как в фильме “Джентльмены удачи” главный герой Леонова объясняет ворам смысл их жизни: “украл, выпил, в тюрьму; украл, выпил, в тюрьму”

Кстати, во дни моего березниковского детства, слышал я про парня, который любил под гитару петь про “миг между прошлым и будущим”, а потом очень быстро угодил в тюрьму – взял обрез и вместе с приятелем пошел грабить магазин. Но, это нельзя считать типичным случаем для всех любителей популярной песни.
Но, стоит заменить, что блатная поэтика тоже пестует эту отчаянную любовь к настоящему.

Здесь я сознательно не упоминаю западную интеллектуальную и философскую традицию, которая искала просветление в откровениях настоящего [настоящее может быть только в настоящем] - от философии жизни до постмодерна
Collapse )
Книгочей-1

Петр Ильич Чайковский в Третьем рейхе

Петр Ильич Чайковский в Третьем рейхе.
П.И. Чайковский в фильме "Эта упоительная бальная ночь" [1939 год].
П.И. Чайковский – брутальный красавец с гордой осанкой и резкими твердыми чертами лица, не без суровости из-под надвинутых бровей, романтический мрачный герой-одиночка в мелодраматическом сюжете, без этих ваших неврастенических рефлексий и сексуальных искажений.
Но пошлость местами зашкаливает.
И по всему фильму с самого начала шатается-бродит друг-помощник-соратник великого композитора некий профессор Otto Hunsinger подозрительно-удивительно похожий на Антона и Николая Рубинштейнов одновременно.
Фильм заканчивается словом "вечность". Вечность Чайковского, вечность музыки Чайковского, вечность Третьего рейха.
Режиссер фильма – видный член НСДАП. В нацистской Германии фильм был признан «ценным культурно» и «особенно ценным художественно».


Книгочей-1

Мы хомяки! И мы хомячим!

Прелесть какая!
Вертя ручку радиоприемника случайно наткнулся на "Детское радио" и там подслушал песню, которая, судя по всему, пользуется популярностью среди подрастающего поколения.
Почти сразу обнаружил текст этой песни:



Collapse )

Как жаль, что только две щеки!

Но не теряют бодрость духа хомяки.

Мы урожай за обе щёки прячем.

Мы хомяки! И мы хомячим.

Как жаль, что только две щеки.

Но не теряют бодрость духа хомяки.

И перед нами нет другой задачи.

Мы хомяки! И мы хомячим.

 


Collapse )


P.S. Кстати, связался с сынулей и дал ему послушать эту песенку. Сынуля впал в переходный возраст и весь оброс скептицизмом, но песенка ему похоже понравилась, и он загрузил ее к себе.
Книгочей-1

День рождения питекантропа АЫУЫХХ

Согласно  гаджету  iGoogl  "Этот день в истории" и информации отсюда, сегодня день рождения питекантропа  АЫУЫХХ (965543 до н. э. — 13.01.965522 до н. э.).

В связи с этим небольшая  справка  о  семейно-сексуальных  проблемах  в доисторическую эпоху (если кто, вдруг, не слышал):

Вспомни мезозойскую культуру:
У костра сидели мы с тобой,
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел, небритый и немытый,
Нечленораздельно напевал.
В этот день топор из диорита
Я на хобот мамонта сменял.

Collapse )
Книгочей-1

История болезни

Я стал делить всех людей
На знакомых и друзей,
На похожих и несхожих,
На прохожих и пригожих,
На идущих и торчащих,
Молчаливых и кричащих,
На безродных и на наци,
На трудяг и тунеядцев,
На детей и на убийц,
На живых и мертвых,
На мужчин и им подобных,
На вечно сытых и голодных,
На подневольных и свободных,
На тех кто пресмыкается и этих, что летают,
На тех кто понимает и кто не понимает,
На тех кто носит маски, кто форму, кто парик,
На тех кто знает нормы и тех кто не привык,
На тех кто за Россию и тех кто за бардак,
На тех кому не в кайф и тех кому в ништяк.

Понятно, что текст песни не имеет отношения к проблеме различия, различения, различАния. Но всё же… Это не производство социальных классификаций, это осознание классификаций, которые регулируют восприятие, повседневную деятельность человека и т.п.
К чему это приводит можно прослушать далее


Или просто моей, западающей на декаданс душонке, это песня дюже нравится.
Если кто не помнит (хи-хи), это «Патриархальная выставка», ленинградская рок-группа образца 1986 года.
Книгочей-1

«Пианистка» Михаэля Ханеке: Не влюбляйтесь во власть

Некоторые мысли по поводу фильма Михаэля Ханеке «Пианистка» (2001г.) не дают покоя.

Предварительное замечание:  

Жиль Делёз отмечал, что садизм и мазохизм не могут быть взаимодополняемы по отношению друг к другу (что противоречит общепринятому мнению, когда садизм и мазохизм рассматриваются как две части одного целого).  Садист получает удовольствие от реальной боли, от реальных страданий и унижений своей жертвы. Мазохисту требуются определенные правила игры, определенный договор между ним и его повелителем, палачом. Мазохист должен знать, что боль и страдания, которые нужны ему для получения удовольствия, не превысят определенный уровень, не станут приносить реальную боль. «Палач» же должен контролировать себя, чтобы своими действиями не превысить определенный болевой порог мазохиста.  Палач в мазохизме – уже не реальный садист, а как бы псевдо-садист, фантазм садиста, его пародийная копия. «Мазохизм есть искусство фантазма». Мазохист вряд ли выдержал бы встречу с подлинным садистским палачом.

Теперь перейдем непосредственно к фильму.

В Пианистку влюбляется Мужчина. Мужчина, конечно, близок к идеалу, всем мужчинам мужчина, самый мужчинистый мужчина: музыкант + хоккеист (утонченный эстет + «в хоккей играют настоящие мужчины»).

Далее сведем их взаимоотношения к простейшей схеме.

Субъект А (Пианитска) отвергает общепринятые правила игры в любовь и секс, и предлагает свои правила игры.

Субъект Б (Мужчина) отвергает предложенные правила игры.

Субъект Б совершает насилие над Субъектом А и, тем самым, демонстрируя незыблемость принятых правил игры и невозможность играть по другим правилам (ибо, «нельзя заводить мужчину, а потом его мордой об стол» - обосновывает Мужчина свое право на насилие).   

Отвергая извращенные устремления Пианистки, Мужчина указывает, что власть и норма – одно и то же, и он вправе требовать соблюдения нормы, требовать соблюдения нормальных отношений, даже если для этого придется применить насилие.

То есть Субъект Б реализует свою власть, свое право на определение: что такое любовь, что такое нормальность и извращение в любви и т.п.

Субъект Б, даже не носитель власти, он – сама власть, которая сливается с нормой.

Власть Субъекта Б настолько естественна, что не должна вызывать сомнений. Это власть, с которой невозможно не считаться, так как ею пропитана вся повседневность. Власть, которая живет в нашем языке. Власть, которая неустранима. Почему?

Хотя бы потому, что шлюха это оскорбление, а дон-жуан это восхищение; потому что женщина скрывает сколько мужчин у неё было в постели, а мужчина выставляет напоказ; потому что каждый новый мужчина для женщины – понижение социального имиджа, и новый балл в символическую копилку мужчины. Потому что окончание ухаживаний эротической сценой по традиции принято описывать как «победа мужчины» и «смирение женщины».

Потому что в любых сферах жизни любую победу можно описать при помощи сексуальных метафор (поимел, вые…л и т.д.), так же как и взаимоотношения начальника и подчиненного. То есть сама сексуальная лексика и её применение отсылает к функционированию власти, применению власти в какой бы то ни было ипостаси. Но если сексуальная лексика проецируется на отношения власти, то отношения власти проецируются на сексуальную сферу, присутствуют в любовно-сексуальной сфере.

Именно этой власти хочет избежать Пианистка. В этом ей помогает другая власть – власть Мамы, которая апеллирует к Долгу. Но для садистки власть Мамы и власть Мужчины одинаково асексуальны, не приносят удовольствия.

От этой власти невозможно уйти, от неё нельзя убежать в другой мир, другое общество.

Можно уйти лишь в фантазмы, которые копируют эту власть, но не являются реальной властью, являются частью игры, то есть это мазохистские фантазмы.

Пианистке не выносима власть Другого над собой, она пугается этой власти. Для неё влюбиться – значит подчиниться власти.

«Не влюбляйтесь во власть» отметил Фуко, описывая принципы политического поведения.

ОНА и не влюбляется. Она боится. Боится подчинения власти. Боится ощутить власть над собой. Боится изменить, переоформить свой мир в соответствии с требованиями власти.

Потому что получается, что полюбить и подчинится чужой власти – одно и то же

Но тем самым она оказывается отчужденной от любовно-сексуальной сферы. 

Она знает, что отказ от любви – это ненормально («у каждой женщины должна быть змея»).

Она не любит себя за отказ от любви.

Она ненавидит себя за отказ от любви.

Она жаждет наказания для себя за отказ от любви.

Она жаждет удовольствия от наказания за отказ от любви (ибо она хочет приручить эту ненависть, так как жить с ненавистью к себе невозможно).

Так появляется мазохисткий фантазм, в котором власть Другого, принимая  гипертрофированно-материальные формы, исчезает, становится карикатурной, псевдо-властью.  

Реальная власть трансформируется в фантазмы мазохистких игр.

Беспомощность перед всепроникающей реальной властью превращается в беспомощность мазохиста в садомазохистском театре.


    Насилие приемлемо только в рамках мазохистских игр как карикатура на насилие, как симулякр насилия.

Реальное насилие как проявление реальной власти – это боль, страдание, унижение реальные, а отнюдь не игрушечные, не приносящие удовольствия.

 Мазохистские фантазмы одно, а реальное насилие – другое.

То есть, насилие по определенным правилам в соответствии с четко определенным и зафиксированным договором – это нормально.

Реальное насилие неприемлемо.

Когда она пытается реализовать свои фантазмы, то власть, в лице Мужчины, отказывается принимать новые правила игры от Субъекта который эти правила формулировать не правомочен. Для Субъекта Б неприемлемы альтернативные определения любви, кроме общепринятых, кроме тех, которые предоставляю ему явную власть.

А когда Пианистка пытается настаивать, то подвергается насилию. Ибо не хрен лезть со своими правилами в чужой огород. Но своего огорода для Пианистки не существует.

И значит опять надо уходить в гетто мазохистских фантазмов.  

Не влюбляйтесь во власть. А как в неё не влюбляться? Она же власть.

Совершенно не затронули тему искусства, дабы не усложнять структуру и логику поста.

Книгочей-1

Так, чего-то навеяло

Как на Тихом океане
Тонет баржа с чуваками
Чуваки не унывают
Рок на палубе кидают

Зиганшин-рок, Зиганшин-буги
Зиганшин – парень из Калуги
Зиганшин-буги, Зиганшин-БОГ
Зиганшин съел второй сапог

Поплавский-БОГ, Поплавский-буги
Поплавский съел письмо подруги
Пока Поплавский чистил зубы
Зиганшин съел чужой сапог

Зиганшин-буги, Крючковский-БОГ
Поплавский съел второй сапог
Пока Зиганшин рок кидал
Гармонь Федотов доедал

Пока Поплавский зубы скалил
Зиганшин съел его сандальи...