Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Книгочей-1

О трениках и спортивных штанах

А я люблю ходить в трениках и спортивных штанах - ходить по улицам, ходить в магазины и даже иногда посещать публичные и культурные мероприятия [о боже! какой пасажъ!] Ибо это очень удобно, легко, быстро и просто - передвигаться по городу в трениках и спортивных штанах. Это телесный комфорт, который спасает от лишних забот, переживаний и ненужных мыслей. Треники и спортивные штаны – это ощущение телесной свободы в искривленном пространстве города.

Хотя знаю, что треники и спортивные штаны на улице в повседневной жизни – это страх и ужас нашего городка, то бишь, нашей отечественной интеллигенции. Треники и спортивные штаны – символ всего самого плохого для нашей интеллигенции [ходишь в трениках – значит гопник – существо мерзкое и страшное и т.п.]. Наша интеллигенция страдает и мучится при виде треников и спортивных штанов. Наша интеллигенция ненавидит треники и спортивные штаны. Наша интеллигенция несовместима с трениками и спортивными штанами. Носить треники и спортивные штаны – это не просто уродство в глазах нашей интеллигенции – это падение – социальное, культурное и символическое.

Collapse )

Не понимаю, почему нужно отказываться от удобства и комфорта только ради социальных условностей без лишней на то необходимости? Социальные условности и ограничения – враг свободы. Я не хочу быть врагом свободы. Я хочу делать то, что мне хочется, если это не приносит вред другим людям. Я хочу носить то, что мне удобно, приятно и не мешает жить окружающим меня людям. Я хочу чувствовать себя свободным хотя бы в одежде, а не мучить свое тело ради социальных норм, правил и стереотипов, которые нагружают одежду символическими функциями.
"Нравится боль – носи корсет" (с)

Collapse )
Книгочей-1

Спорт, тело, тоталитаризм

Тут в атмосфере разговоров о спорте, немного призадумался об этом социальном явлении и решил прочитать небольшую работу Бурдье "Программа для социологии спорта", на которую ранее как-то не обращал внимания.

И зря не обращал внимания – есть там много чего интересного, но кроме всего прочего, в самом конце статьи небольшой схематичный набросок о связи тела, спорта и тоталитарных организаций:

Мне кажется, что есть связь между телом и тем, что французы называют «дух тела». Если большое число организаций: будь то Церковь, армия, партии, индустриальные предприятия и т. д., уделяют так много внимания дисциплине тела, то потому, что в значительной мере подчинение идет от веры, а вера является тем, что тело принимает даже тогда, когда разум говорит «нет», (В этой логике можно было бы поразмышлять над понятием «дисциплина»).

Возможно, размышляя как раз над тем, что есть в спорте наиболее специфического — о регламентированной манипуляции телом, над тем, что спорт, как и все дисциплины во всех тотальных или тоталитарных учреждениях: монастырях, тюрьмах, психиатрических лечебницах, партиях и др., — это способ получить от тела выполнение того, что разум может отвергать, мы можем достичь лучшего понимания того обычая, что большинство тоталитарных режимов развивают спорт.

Телесная дисциплина является инструментом par excellence для всякого рода «приручения»: известно, например, какое значение в иезуитском воспитании имел танец. Следует проанализировать диалектическую связь, соединяющую телесные позы и соответствующие чувства: усвоить определенные положения или определенные позы означает, как известно со времен Паскаля, наводить или усиливать чувства, ими выражаемые. Согласно парадоксу комедианта или танцора, жест усиливает чувство, которое усиливает жест. Этом объясняется место, отводимое всеми режимами тоталитарного типа коллективным телесным практикам, которые, символизируя социальное, вносят свой вклад в его «соматизацию» и которые через телесный и коллективный мимезис социальной организации имеют целью усиление этой организации. «История солдата» напоминает о старой народной традиции: заставить кого-то плясать — значит им обладать. «Упражнения духа» суть телесные упражнения, а многочисленные современные тренировки суть форма доступа к вечности.

Далее, Бурдье жалуется на недостаток времени, на неудачно выбранный режим донесения своих мыслей и просит не делать далеко идущих обобщений.

От себя хочу добавить, что я спортсменам и болельщикам не враг, желаю им счастья и хороших эмоций, а интерес мой чисто теоретический.