Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Книгочей-1

(no subject)

Из ʺПисем к немецкой принцессе...ʺ Леонарда Эйлера
В дополнение к ʺТехнике наблюдателяʺ Джонатана Крэри
Камера-обскура как метафора (и способ организации) взаимодействия человека (наблюдателя) и окружающего мира в XVII-XVIII веках
Любопытно, как настойчиво Леонард Эйлер защищает веру в достоверность восприятия ʺвнешнего мираʺ нашими чувствами, как он связывает веру (!) в реальность воспринимаемых объектов с порядком в обществе и со стабильным функционированием власти и т.п. Беркли было легче, он просто отказал внешнему миру в существовании, но и у Беркли человек взаимодействовал с миром (Богом) по образцу камеры-обскуры

Цитаты большие, но не хотелось ничего вырезать:


«Чтобы сделать более понятным взаимодействие души и тела, можно сравнить ощущение с человеком, находящимся в камере-обскуре, где он видит изображение всех объектов, расположенных снаружи, и таким путем узнает обо всем, что происходит вне камеры. Равным образом душа, вглядываясь, если можно так выразиться, в окончания нервов, сходящиеся в определенном участке мозга, узнает обо всех воздействиях, испытываемых нервами, и составляет себе представление о внешних объектах, которые воздействовали соответствующим образом на органы чувств. Хотя нам совершенно неведомо, в чем заключается соответствие воздействий, испытываемых окончаниями нервов, с самими объектами, являвшимися их источником, тем не менее они вполне способны дать душе верное представление об этих объектах».

Collapse )
Книгочей-1

Про слова и словечки

В хозяйственном экстазе залез в старые бумаги и вытащил оттуда покрытые пылью, еще студенческих времен заметки-рассказики или, как назвал их Сергей Сигерсон, Че-Пух-Овинки (которые Серж Панин когда-то давно еще на древней пишущей машинке перепечатал, за что ему большое спасибо), и есть там такая чепуховинка (был соблазн переделать, но я его преодолел):

 В начале было
Темный лес принимал слово. Оно бежало по узкой тропинке, царапки на круглых боках сочились ярко-зеленой кровью, четыре маленьких ежика кусали за розовые пятки. Пытаясь спастись слово начало разбухать, принимать все более пышные формы, и в конце концов распалось на мелкие словечки, те быстренько разлетелись в разные стороны, не желая стать жертвами гнусных ежиков. Словечек было много, и прыгали они по всему лесу, кто не утонул в луже и не изжарился на солнце попал в руки степенных лесных обывателей и применялся ими для естественных и бытовых нужд, говорят некоторые словечки сумели растолстеть до размеров истины – это те, что хорошо питались, другие вели буквально нищенское существование, воруя еду у зазевавшихся лисичек и были худые, грязные, покрытые большими коростами. Их упитанные собратья начинали двоиться, и троиться, образуя другие маленькие истинки, жизнь их приятна и благолепна, все их любят, лелеют, потирая жирные бока, они иногда вспоминают о своих голодных собратьях, тащат с хозяйского стола куски мяса, тихонько передают костлявым родственникам, ведь объединяет их всех какая-то большая тайна, может она в том самом большом слове, которое так неразумно распалось, спасаясь от укусов ежиков.