Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Книгочей-1

О кино разное

И немного о цитировании в кино, о Бэтмене и животных, о естественном и сделанном людьми и другом связанном воедино порывом произвольной интертекстуальности

Помните, как у Виктора Гюго в ʺСоборе Парижской Богоматериʺ Квазимодо в ярости сталкивает со стен Собора книжника, ученого-алхимика, Клод Фролло его звали, но это неважно. Роман появился где-то в 1831 году.

Чуть меньше чем через сто в 1927 году появился фильм ʺМетрополисʺ Фрица Ланга, где в ближе к развязке на вершине готического Собора (напоминающим Нотр-Дам, с такими же химерами и горгульями) начинается схватка между злым и мстительным ученым-изобретателем Ротвангом (который в ресентиментом бессилии создает женщину-машину сеющую рознь и беспорядок) и сыном повелителя большого Города и богача Фредером Фредерсоном, который в порыве любви и сострадания к бедным встает на сторону добра. В конце концов добрый сын богача сталкивает злого ученого вниз, спасая от смерти свою возлюбленную, которая находится тут же рядом на стенах Собора (злодей пытался ее похитить).

 1989 год. Выходит фильм ʺБэтменʺ от Тима Бёртона. Фильмы о Бэтмене от Бертона сотканы из готики (особенно это заметно во втором фильме ʺБэтмен возвращаетсяʺ 1992 года). И опять, последняя схватка супергероя с главным злодеем Джокером (и да простят меня поклонники Хита Леджера (хотя ʺТемного рыцаряʺ я так и не досмотрел) и Хоакина Феникса, я в простоте душевной полагаю, что Джек Николсон – самый лучший исполнитель роли Джокера; но замечу, лучший исполнитель, но не лучший Джокер), и так, последняя схватка супергероя с главным злодеем происходит… Где бы вы думали? Угадайте с трех раз. Правильно, защитник Готэм-сити побеждает хаос и беспорядок (олицетворением, которого и является Джокер) на вершине готического Собора все с теми же горгульями и химерами. И какая-то из горгулий утягивает Джокера вниз, в бездну, когда он пытается, ухватившись за лестницу, свисающую с вертолета, вырваться из сильных и беспощадных рук Бэтмена (подобно Клоду Фролло, который пытался спасти свою жизнь уцепившись за водосточную трубу). Ведь Бэтмен никого не убивает, он только молотит своих врагов до состояния невменяемости. И, конечно же, здесь, рядом, на стенах Собора, как и в фильме ʺМетрополисʺ красивая женщина (чуть-чуть не похищенную злодеем), которую, исполнив тяжелую работу, влюбленный в нее симпатичный миллиардер Брюс Уэйн приглашает в лимузин с шампанским.

Collapse )
Книгочей-1

Жизнь с идеалом

И эта неизбывная интеллигентская мечта об идеале. То тут, то там раздается кудахтанье и пыхтенье, что де нужен идеал, необходимо обывателю в трениках равняться на что-то высокое и нравственное, дабы этот обыватель в трениках не погряз в рутине повседневности, а совершенствовал себя морально и физически, становился все лучше и лучше и лучше (все выше, и выше, и выше).
И то тут, то там льются по этому поводу словесные слюни и сопли.

Честно сказать – не могу понять: Почему? Зачем?
Зачем все эти стенания об утерянном рае, об отсутствии морального идеала, завывания о необходимости идеи этакого сверхчеловека, лучшего человека из всех человеков, человека на самой вершине человечности – образцовом носителе человеческих качеств и ценностей? 
И тому подобные непреходящие глупости вроде "поиска национальной идеи".

Ведь это так просто.
Мечта об идеале чем-то сродни мечте о прочном непререкаемом универсальном законе, данном на все времена.
Мечта об идеале – это мечта о твердой руке такого закона, который устранит из жизни все тайное, непонятное, неоткрытое, невысказанное.

Мечта об идеале – это желание укрыться, спрятаться от всего неожиданного, что несет в себе жизненный поток времени, желание замкнуться в коробочке из собственных сиюминутных представлений о нравственном и сейчас для нас хорошем и должном. Из нашего сознания изымается знание, что в будущем могут быть другие соображения о нравственном, хорошем и должном.
Вообще наличие идеала делает любое  изменение  незаконным. Ведь все  изменения  подчиненные идеалу – это не изменения, а совсем даже наоборот, застывший мир неподвижных фигур или механических действий.
 
Мечта об идеале не делает будущее возможным (как предполагают некоторые), наоборот идеал растворяет будущее, делает развитие человечества однонаправленным, однолинейным, до ужаса предугадываемым и страшно скучным. Мир с идеалом – это мир без приключений. Это мир без неведомых "земель" и удивительных людей. Это мир лишенный воображения.

В мире идеалов должен существовать запрет на  воображение,  ибо воображение может свергнуть общепринятый идеал и разрушить единство и нравственный порядок нашего стабильного мира.
А это для мечтателей об идеале есть беда, беда, беда, о боже, какая беда! Как жить, если не назван, не нарисован и тщательно не выписан моральный идеал сверхчеловека? Как жить в открытом мире, в открытом обществе? Нет, от этого надо бежать, скукожиться, придумать идеал и укрыться в домике-тюрьме из изъеденных мыслей и привычных языковых формул.

Мир идеалов – мир тусклый, невыразительный мир, ибо наш язык будет заперт в темницу знакомых идеалов.
И наши образы будут легко подчиняться требованиям твердой руки  идеала.
У людей просто не будет средств для выражения неожиданно возникших неотчетливых мыслей, ощущений и переживаний. Мир идеалов будет миром слепых людей, неспособных разглядеть и описать все новое, что вдруг встретится в окружающем мире, в мире их собственных эмоций и страстей.

Жить с идеалом – это значит быть завороженным собственным ограниченным мирком, в котором все слова, вещи и смыслы легко узнаваемы.

Можно сказать, что этот мир, как и любой тоталитарный мир, прозрачен, ибо, когда все берут пример с общепринятого идеала, то поведение людей, их мысли и слова становятся похожи и, следовательно, вполне предсказуемы. В мире похожих людей, вылепленных по одному лекалу и с равнением на один идеал, жить легко и просто, всегда знаешь что можно ожидать от того или иного человека.
Но это псевдо-прозрачность. Это прозрачность без Бытия. Это прозрачность симулякров (а мир симулякров очень прозрачен, так же как и поведение людей в "Матрице").

Ну и конечно, мир с идеалом – это иерархизированный мир, хотя кое-кто из нашей писательской братии и не скрывает свою любовь к иерархиям и сложноподчиненным предложениям.
Любите порядок? Славьте Сталина, но ради бога не примеряйте на себя одежды либералов.

Мир идеалов – это забвение Бытия, это бегство от свободы, бегство из открытого мира в мир навсегда знакомых слов, образов, правил поведения, действий, мыслей и всего остального.
Не надо бояться жить без идеала.
Скорее совсем наоборот, надо бояться, что идеалы закроют от нас весь остальной мир в его нескончаемом многообразии.

Как-то так, если коротко.

P.S.  И еще, очень простая мысль. Сегодняшний кризис идеалов, кризис идей, кризис ценностей, методологический кризис в науке и т.д. – это не временное явление, это надолго, если не навсегда и надо научиться с этим жить. Это уже на кризис – это норма жизни.